Порно юри и яой


Грудь неровно поднимается и опускается, омега возбужден только из-за того, что он на него смотрит. Он, пятнадцатилетний почти шестнадцать парень с бушующими гормонами, терпит его присутствие и его запах уже много дней, и лучше ему не становится.

Это если в целом и издалека.

У Юрия светлые, разметавшиеся по подушке волосы, на удивление не агрессивный и жаждущий взгляд, припухшие, влажные губы; задранная до ключиц безрукавка, открывающая два нежно-розовых соска. Ловит и бесится в который раз за день. Пытается снять надоедливую одежду, но Юри, скользнув рукой под слои одежды, обхватывает его вставший член, и ему становится совсем не до этого.

Он утыкается носом в шею Кацуки и дышит, дышит, дышит его запахом, гладит по плечам, комкая в кулаках ткань. Плисецкий проводит рукой по шее дважды. Японец целует чужие скулы и дразнит легкими прикосновениями к паху, заставляя Юрия несдержанно вскинуть бедра.

Быстро снимает его очки и откидывает на тумбочку. Ощущение такое, словно качает на морских волнах. Виктор как всегда оптимистично подмечает, что на Плисецкого не иначе снизошло трудолюбие, а Юрий посылает его, наверное, третий или второй раз за день.

Порно юри и яой

Юрий не любит альф, это факт, потому что характер у него сложный и уживаться с ними — мученье, но японец рвет всякие шаблоны и ярлыки. Тот не хочет смотреть на него, даже когда Плисецкий провоцирует японца обидными словами и неприкрытой агрессией.

Юрий ловит себя на мысли, что это уже зависимость, а быть зависимым он не любит, но быстро об этом забывает:

Порно юри и яой

Тянет за волосы к своей шее, откидывая голову чуть в сторону, чтобы открыть больше места. Маленький собственник внутри него довольно потирает ладошки, — альфу. Русский чувствует беспомощность, ведь он больше не знает никаких способов воздействия.

Он вспыльчив, амбициозен и хамоват, но его это полностью устраивает, потому что он — не слабак, потому что плакать от каких-то трогательных моментов, скулить от досады и умиляться чему-либо он не собирается по крайней мере, прилюдно. Альфа из Юри Кацуки так себе, это надо признать; омега из Плисецкого тоже сносная, но это совсем неважно и никакого отношения к японцу не имеет.

Плисецкий ложится на спину, крепко обвивая торс Кацуки ногами, чтобы не сбежал. Юри предсказуемо краснеет и бормочет, что это не его дело; Плисецкий давит в себе довольную ухмылку. Японец целует чужие скулы и дразнит легкими прикосновениями к паху, заставляя Юрия несдержанно вскинуть бедра.

Юрий ловит себя на мысли, что это уже зависимость, а быть зависимым он не любит, но быстро об этом забывает: Он плюет на свой план, образ русского хулигана и теорию о сильном мальчике, которому к черту не сдались альфы. Ощущение такое, словно качает на морских волнах.

Юрий понимает, что проиграл, даже без объявления результатов. Виктор как всегда оптимистично подмечает, что на Плисецкого не иначе снизошло трудолюбие, а Юрий посылает его, наверное, третий или второй раз за день. Словами не понимает — хорошо, Плисецкий и к этому был готов.

У Юрия Плисецкого характер не как у омеги вовсе. Юри, наконец, поддается полностью, соображает уже ничуть не больше русского и реагирует только на собственные желания и инстинкты. Метки на нем нет. У Юрия предательски щемит в груди. Прихватывает нижнюю губу и слегка оттягивает, проводит языком мнимую линию, заставляет приоткрыть рот, надавливая на щеки.

Юрию откровенно хреново, несмотря на приятную атмосферу в источниках, ибо помимо всего прочего, раздражающий японец пахнет так прекрасно, что в паху всегда приятно тяжелеет, а в голове путаются мысли.

Но пока что ему всего лишь пятнадцать, и гибкий стан вкупе с миленьким лицом — это нормально. Прощается с ней на родном языке и обещает обязательно победить Кацуки на Гран-При.

Нарочно стонет, привлекая внимание, и японец ведется на маленькую провокацию. Юрий пожимает равнодушно плечами и присаживается, сразу же приступая к расшнуровыванию коньков, будто бы это дело особой важности. Интересно, как ярко его собственный запах ощущает сейчас альфа, что игнорировал его день за днем?

Юри сидел на лавке и, как только Плисецкий вошел, сказал знакомое: Он дышит неровно, кусает губы и отводит взгляд, цепляясь рукой за предплечье Кацуки. Светлые волосы закрывают глаза, ниспадая на лицо.

Он сам в этом уверен, но. Оставшись один, Плисецкий остервенело бьет несколько раз лед ногой, чувствуя в ступне тупой импульс от удара, после не спеша проезжает несколько кругов и уходит, думая, что Виктор с Юри раздевалку уже покинули.

Администрация не несет ответственности за содержание работ. Русский знает, что, несмотря на свою стеснительность, Кацуки может быть горячим и страстным; да настолько, что у Плисецкого сладко сосет под ложечкой всякий раз, когда их взгляды мимолетно пересекаются.

Юрий думал, что хуже, чем постоянное игнорирование и равнодушие быть не может, а в итоге чувствует себя настолько душевно дерьмово, что блевать хочется. Юри Кацуки тоже влюблен. Омеги слабые, Юрий — нет. Каким бы спокойным и стойким по отношению к омегам японец не был, он все-таки альфа; Юрий уверен, что тот вряд ли сдержится, когда омега целует его.

Плисецкий знает, что в этих словах далеко не весь Кацуки. Кацуки стал бы омегой, Плисецкий — альфой, и все были бы довольны; так он сам по крайней мере думал. Виктор как всегда оптимистично подмечает, что на Плисецкого не иначе снизошло трудолюбие, а Юрий посылает его, наверное, третий или второй раз за день.

Юрий лишь спустя пару месяцев из новостей узнает, почему он и маленький, и эгоистичный, и глупый, как ему и сказали.

Юрий тихо вздыхает и швыряет телефон с браузерной вкладкой на новостной ленте в стену. Юри медлит, и Плисецкий шипит недовольно: Юри сидел на лавке и, как только Плисецкий вошел, сказал знакомое:

Юрий ловит себя на мысли, что это уже зависимость, а быть зависимым он не любит, но быстро об этом забывает: У него дрожат руки: Виктор как всегда оптимистично подмечает, что на Плисецкого не иначе снизошло трудолюбие, а Юрий посылает его, наверное, третий или второй раз за день. Никифоров не обижается, предоставляя возможность и дальше стачивать лезвие коньков, если ему так хочется, и зачем-то просит Юри пойти с ним.

Кацуки стал бы омегой, Плисецкий — альфой, и все были бы довольны; так он сам по крайней мере думал. Замкнутый круг любви-ненависти в центре с Юри Кацуки все еще никуда не пропал. Тянет за волосы к своей шее, откидывая голову чуть в сторону, чтобы открыть больше места.



Модель развели на секс смотреть
Фильм екатерина великаяпорно
Мастер меча порно
Эмма уатсон порно
Матуру видео порно
Читать далее...

Популярное